Юрий Гладильщиков (gladil) wrote,
Юрий Гладильщиков
gladil

Каннский дневник. День восьмой, 20 мая 2009-го


Единственный раз в истории этого дневника перепечатываю текст, уже пару часов как опубликованный в другом издании. Коли уж все сформулировано – то сформулировано, и зачем что-то менять? В ближайшие три дня постараюсь проинформировать вас об остальных фильмах фестиваля. В воскресенье поздно ночью либо в понедельник утром – об итогах. И спасибо за комментарии! Ваш Юрий.

Еврейское счастье
Неизвестно, какие оценки получит в Каннах Тарантино. Но его «Бесславные ублюдки» о событиях Второй мировой войны во Франции, которые в оригинале Inglourious Basterds (так, через «e»), взорвали вчера фестиваль.

Юрий Гладильщиков
Для Ведомостей

21.05.2009, №91 (2361)
 

Все знали, что будет лом. Хотя фильм кроме вечернего смокингового показа демонстрировали еще дважды — и тоже в главном каннском зале «Люмьер» на 2300 мест. Тем не менее даже на утреннем сеансе в 8.30 калитку захлопнули за 15 минут до начала. Зал полон! В итоге — впервые в истории Канн — устроили параллельный сеанс в другом большом зале мест минимум на тысячу. Туда тоже многие не попали.

Пожалуй, именно после «Бесславных ублюдков» Тарантино, по поводу которого не раз возникали мнения, будто он вот-вот сдуется, что он дитя времени и факир на час, будет признан большим режиссером. Конечно, он мастер поп-культуры. Не Антониони, не Бергман, не Тарковский, не фон Триер. Но он одновременно мастер очень высокой кинокультуры.

Становится понятно и другое: что Тарантино, несмотря на разные сюжеты, снимает один и тот же фильм. Верен однажды избранному стилю. Не то, чтобы даже верен, а просто он делает только то, что любит. А любит он кино, поэтому каждая его картина — путеводитель по истории кино, омаж, дань уважения кинематографу прошлого (в «Ублюдках» десятки эффектных цитат, упоминаются Даниель Дарьё, классики режиссуры Пабст и Клузо etc.). Любит долгий, с подтекстом, чуточку алогичный диалог (фильм открывается примерно 20-минутным диалогом эсесовца с французским фермером). Любит не просто крутые эпизоды, а экшн, поданный на блюдечке так, чтобы все ахнули. Любит длинные фильмы, потому что смакует каждый эпизод: «Ублюдки» идут 2.40 — но на часы и не смотришь.

И любит делить фильм на главки. А любит это только потому, что его распирает. Что это позволяет ему хоть как-то самоорганизоваться. Он не может рассказывать только одну историю — у него этих историй в башке и сценарии миллион, он рассказывает их параллельно.

Поэтому когда во всех анонсах фильма будет сказано, что он про группу американских солдат-евреев во главе с лейтенантом, которого сыграл Бред Питт, посланной во Францию мстить за Холокост, то не очень-то верьте. Группа в фильме действительно есть, и не просто убивает фашистов, а снимает с них скальпы (Тарантино! История кино!). Но в фильме много и других историй. Действуют, между прочим, Гитлер, Геринг, Геббельс, Борман, а также Черчилль — все пародийные. Прочих секретов не выдаю. Замечу только, что история Второй мировой и Европы переделана основательно. Евреи берут серьезный реванш.

Это не только киноигра. Тарантино — безусловный концептуалист. Именно он в «Бешенных псах» и «Криминальном чтиве» впервые вывел на экран людей новой породы, этаких мутантов, сформированных массовой культурой, которые ощущают и ведут себя не как реальные люди, а как персонажи масскульта, что совершенно меняет их мораль. При этом сила обоих фильмов в том, что Тарантино не отстраняется от своих персонажей, а сам такой. Подтекст «Бесславных ублюдков», пожалуй, вот какой: давайте трезво отнесемся к истории, которую изображает кинематограф. Он всегда и всё перевирал, но пыжился притворяться правдивым. Давайте наконец видоизменять историю в кино, как нам нравится. Давайте переделывать ее откровенно, причем даже ту близкую, которая для многих все еще болезненна. Потому что в браке между кино и историей главная не история, главное — кино.

И ведь Тарантино добивается удивительного эффекта. Ты знаешь, как там все было в истории. Но ты абсолютно не понимаешь, чем всё закончится в фильме. И такая возникает нервная дрожь! Истинный саспенс.

Вавилон от Тарантино

Прелесть фильма еще и в том, что в нем все говорят на своих языках – английском, французском, немецком. С этим, помимо прочего, связано много интриг: переходят на другой язык, чтобы кто-то чего-то не понял, по акценту распознают врага. Очень смешной эпизод связан с итальянским. У нас, по требованию кинотеатров, все фильмы дублируют, субтитры невозможны. Так что фильм потеряет часть смыслов и обаяния.


 

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 42 comments